Рост и падение промышленного виноградарства

Законодательством штата поощрялось развитие виногра­дарства, потому что оно привлекало предприимчивых иммигрантов. Пресса в свою очередь высказывалась за расширение виноградников, по­скольку виноград и продукты из него оценивались дороже, чем другая сельскохозяйственная продукция, требовали меньшей затраты труда и давали более высокую прибыль.

Другими словами, к 1870 г. создалось всеобщее убеждение, что будущее винодельческой промышленности обеспечено. Виноградарство было новой отраслью, и, по-видимому, никто не задумывался над тем, что будет, когда все посаженные кусты дадут полный урожай. Площадь виноградников продолжала расти вплоть до депрессии середины 70-х годов.

Увеличение площадей было лишь одним из факторов, приведших к кризису. Не меньшую роль сыграло низкое качество продукции, объяс­нявшееся недостатком знаний и опыта, а также стремлением виногра­дарей и торговцев быстро разбогатеть. Так как доходы от торговли ви­ном были высоки, его доставляли на рынок слишком поспешно, часто не дав отстояться после брожения. По указанным причинам американ­ское вино не выдерживало конкуренции со стороны хорошо выдержан­ных европейских вин.

Торговцы восточных районов тоже подвергались резкой критике. Часто можно было слышать жалобы в адрес «недобросовестных торгов­цев, продающих непонятные смеси под маркой лучших вин калифорний­ского происхождения». К 1876 г. стали подменять европейские вина и прибыли от этих жульнических операций были так велики, что ими заразились в самой Калифорнии.

Фактором, усугубившим трудности виноградарей, была общая де­прессия в экономике в 1875 г., которая началась с паники 1873 г. на востоке страны. В 1876 г. цены на виноград колебались от 2 до 10 дол­ларов за тонну. Выше котировался виноград только самых высоко­качественных сортов, вино же продавалось по цене 2,6 цента и меньше за литр. Большие запасы продукции, на которую почти не было спроса, нагоняли страх на многих виноградарей. Впервые некоторые про­мышленные виноградники, принадлежавшие отдельным лицам, были выкорчеваны.

Первый профессор виноградарства и виноделия калифорнийского университета Хилгард позднее писал:

«Если депрессия виноделия была вызвана поспешным вывозом на рынок невыдержанного и небрежно приготовленного вина, то для воз­врата к процветанию потребовалось неуклонное улучшение качества продаваемого вина. Это улучшение произошло частично благодаря вве­дению сортов, более пригодных для производства вина, чем сорт Мишн, а частично явилось следствием усовершенствования способов обработки винограда, выращенного в Калифорнии».

Выходу из тупика, обусловленного перепроизводством, способство­вало и то обстоятельство, что виноградная тля филлоксера уничтожи­ла виноградники на большой площади. Филлоксера была завезена в Калифорнию либо из восточной части Соединенных Штатов, либо из Европы вместе с посадочным материалом в конце 50-х годов XIX в.

Сначала филлоксеру не замечали, но даже после того, как она уничто­жила значительную часть виноградников, на нее не обращали внима­ния, так как виноградари не хотели, чтобы кто-то знал о постигшей их беде. Ничего не делалось, чтобы остановить распространение фил­локсеры, пока ею не были поражены огромные площади и пока она не стала угрожать соседним здоровым виноградникам. К 1878 г. пер­воначальные посадки в округе Сонома были полностью уничтожены.

Старые, богатые виноделы, имевшие опытный персонал, вышли из депрессии с небольшими потерями, тогда как неопытные виноделы, не имевшие достаточных денежных средств, разорились. Депрессия на­глядно показала, какую роль играют умелое ведение уборки урожая, приготовление и выдержка вина. Она послужила толчком к созданию крупных винодельческих предприятий.

Уже в 1879 г. виноградарство снова бурно развивалось. В 1880—1886 г., отмечает Бундчу, опять всех охватило желание быстро раз­богатеть. За это время площадь под виноградниками увеличилась более чем на 40 тыс. га и опять — перепроизводство. Данный период за­помнился виноградарям не только из-за трудностей, но и потому, что тысячи гектаров виноградников южной Калифорнии, особенно вокруг Анахайма, были уничтожены «калифорнийской болезнью виноградной лозы» — таинственным в то время заболеванием, но которое сейчас на­зывается вирусной болезнью Пирса.

Винодельческая промышленность выжила и на этот раз. В 90-х го­дах XIX в. начался новый этап расцвета. К счастью, многие виноделы возобновили свою работу по совершенствованию качества вина. Вино­градарство Калифорнии становилось организованной и устойчивой отраслью.

Однако из-за колебаний в экономике, а также вследствие то­го, что виноградари сажали столько, сколько им хотелось, и не всегда следили за качеством продукции, периоды процветания неминуемо сме­нялись спадами. 1904—1909 гг. были довольно трудными. На этот раз, сократился рынок сбыта сушеного винограда, хотя отгрузки столового винограда продолжали расти. Цены на него сохранялись на высоком уровне довольно долго (небольшие падения отмечались в 1912 и 1921 гг.).

С 1912 по 1919 г. производство вина упало почти наполовину, так как ожидалось введение сухого закона, который для большинства вино­делов означал катастрофу. Однако закон только загнал виноделов в подвалы и ванные комнаты частных домов, а торговать вином стали спе­кулянты. По свидетельству Кароссо, отправки свежего виногра­да небывало возросли благодаря возврату к процветанию, в связи с не­ясностями в толковании юридических требований, относящихся к домашнему производству безалкогольных фруктовых напитков, а так­же вследствие роста производства вина.

По всей стране цены на виноград поднялись до неслыханного уров­ня и последовало невиданное расширение посадок винограда. Как и прежде, большой подъем привлек недобросовестных и неопытных. Те виноградари, которых интересовала только нажива, сажали виноград без учета свойств сорта или, например, к взрослым кустам хороших сортов они прививали сорта, дающие хорошо транспортируемый виноград, но лишь посредственное вино.

Рекордная площадь посадок винограда за всю историю штата Ка­лифорния была достигнута в 1927 г. — 259,2 тыс. га. Такое непомерно большое расширение площадей внесло неразбериху и деморализацию. Равновесие в виноградарстве не восстанавливалось на всем протяжении действия сухого Закона. Последние годы этого периода были, несомнен­но, самыми трудными за всю историю виноградарства Калифорнии.

После отмены сухого закона винодельческие предприятия оказа­лись запущенными, бочарное производство на низком уровне, не хвата­ло опытного персонала. Хуже всего было то, что на тысячах гектаров росли непригодные сорта, а первоклассных сортов почти не было. Но даже теперь, много лет спустя после отмены сухого закона, виноделие еще не достигло того уровня, на котором оно находилось на пороге двух веков. Почти во все годы несоответствие возделываемых сортов спросу сдерживало производство столового и сушеного винограда.

В настоящее время, несмотря на довольно стабильные экономиче­ские условия, посадки сорта Кишмиш белый овальный и некоторых сто­ловых сортов не соответствуют спросу при самой скромной его оценке. Будущее сулит трудности, потому что ни виноградари, ни виноделы не знают или не хотят в должной мере учитывать разницу между столовы­ми сортами и сортами для сушки, с одной стороны, и чисто винными — с другой.

Несмотря на то, что виноградарство Калифорнии значительно мо­ложе виноградарства России, виноград в Калифорнии является самым важным растением среди плодовых культур.